Проект «Московский Витрувий»

Трактат Марка Витрувия Поллиона «Десять книг об архитектуре» (Венеция, 1511). ГМИИ, Научная библиотека

В Научной библиотеке ГМИИ им. А.С. Пушкина хранится издание трактата «Десять книг об архитектуре» древнеримского архитектора I века до н.э. Марка Витрувия Поллиона. Оно было напечатано на латинском языке в Венеции в 1511 году. Экземпляр уникален многочисленными рукописными пометами на полях – в основном на латыни, но также на древнегреческом и итальянском. Анализ этих записей и их атрибуция стали важной задачей для сотрудников Научной библиотеки. Проект по изучению трактата стартовал в 2019 году и получил название «Московский Витрувий». Он включает в себя всестороннее исследование экземпляра – от его истории до рисунков на полях, а также оцифровку и, в перспективе, научную реставрацию.
По мере работы над проектом информация на странице будет дополняться.

    • Венецианское издание Витрувия 1511 года было одной из самых востребованных книг по архитектуре, напечатанных в XVI веке. Его успех был связан с тем, что над ним работал гуманист, архитектор и инженер Фра Джованни Джокондо (1435–1515). Среди интересных особенностей издания: 136 гравюр на дереве работы самого Фра Джокондо, словарь архитектурных терминов и «ключ» к расшифровке необычных единиц измерения. В средневековых рукописях Витрувия часто встречались «тёмные», малопонятные места, которые требовали прояснения, а иногда и дополнительного истолкования. Фра Джокондо изрядно потрудился над текстом и приложил немало усилий к прояснению целого ряда таких мест. Все перечисленное упрощало знакомство читателя с текстом, что и обеспечило трактату большую популярность среди современников.
    • Экземпляр ГМИИ содержит полный комплект листов издания (123 листа).
    • Книга облачена в цельнокожаный переплет из темно-коричневой телячьей кожи; на одном из форзацев можно увидеть водяной знак в виде кувшина. Такие филиграни размещали на своих листах европейские бумажные фабрики, работавшие во второй четверти XVII века.
    • Обе переплетные крышки укреплены пергаменными листами средневековой латинской рукописи с текстом проповедей Григория Великого. Фрагменты списанных манускриптов из этого прочного материала нередко использовались при создании переплетов.
    • Трактат поступил в Научную библиотеку в 1932 году из Государственной академии искусствознания. Предположительно между 1918 и 1924 годами Витрувий находился в общедоступной читальне при Пролетарском музее имени В.И. Ленина Благуше-Лефортовского района города Москвы – на это указывает штамп, проставленный на четырех листах трактата. Кому из русских коллекционеров книга принадлежала до 1918 года, пока остается тайной. Известно, однако, что во второй половине XVIII века экземпляр находился в Великобритании в библиотеке шотландского генерала и изобретателя Роберта Мелвилла. Он оставил на обороте форзаца свой автограф и дату – «Robert Melville 1763». Атрибуция подтвердилась благодаря книге с такой же владельческой записью из собрания Эдинбургского университета. При этом, на полях экземпляра из ГМИИ нет ни одной пометы Мелвилла: все рукописные комментарии выполнены гуманистическим курсивом, имевшем распространение в середине XVI века.
    • Пометы на полях книги написаны коричневыми чернилами разных оттенков. Они имеются на 96 из 110 нумерованных листов экземпляра. Поля с редкими однословными комментариями чередуются с листами, где почти все свободное место на полях и между строк исписано мелкой скорописью.
    • Чернильные пятна указывают на то, что владелец экземпляра работал спешно, стараясь зафиксировать мысли, возникающие в процессе чтения. Судя по характерным пятнам в нижней части всех листов, книгу часто брали в руки, а это значит, что автор рукописных комментариев читал трактат на протяжении долгого времени. Пометы, оставленные им прямо в тексте, напоминают правки и дополнения, которые вносит редактор при вычитке текста на предмет ошибок. В некоторых местах ренессансный владелец трактата корректирует и дополняет текст Витрувия в редакции Фра Джокондо и на полях поясняет причины исправлений. Создается впечатление, что автор помет хорошо знал как латинский язык, так и предмет трактата, и, занимаясь критикой текста Витрувия, работал усердно и профессионально.
    • В рукописных комментариях на полях трактата много отсылок к самым разным литературным источникам. Иногда они сопровождаются цитатами. Анализ этих записей позволил реконструировать круг чтения ренессансного владельца Витрувия. Среди цитируемых книг встречаются труды как античных авторов (Плиния, Катона, Варрона, Колумеллы), так и гуманистов XV–XVI веков (Альберти, Дюрера, Бюде, Мавролико, Филандрие). Самый ранний упоминаемый автор – древнегреческий философ Теофраст, живший в IV веке до н.э., а самый поздний – французский филолог-гуманист Адриан Турнеб. На полях Витрувия несколько раз появляется цитата из его «Противоречий», изданных в 1564–1565 годах.
    • Вне всякого сомнения, в XVI веке книга принадлежала итальянскому ученому, который в совершенстве владел древними языками, обладал богатой гуманистической библиотекой и прекрасно разбирался в теории архитектуры. Последующее рассмотрение помет в контексте истории и культуры Италии XVI столетия позволило установить имя их автора. Им оказался гуманист Даниэле Барбаро (1514–1570) – посол и историограф Венецианской республики, избранный патриарх Аквилеи, друг и меценат архитектора Андреа Палладио, переводчик и комментатор текстов Витрувия, один из самых образованных людей своего времени, чьи портреты писали Тициан и Веронезе. Образцы почерка на страницах московского экземпляра были сопоставлены с манускриптами, выполненными рукой Даниэле Барбаро, из Национальной библиотеки Марчиана (Венеция, Италия). Сравнительный анализ почерков однозначно подтвердил атрибуцию.
    • Библиотека Даниэле Барбаро после его смерти перешла к Маркантонио Барбаро, младшему брату гуманиста, затем – к сыновьям последнего. После того, как эта ветвь рода Барбаро пресеклась, часть библиотеки перешла к другой семье, а около 1630 года некоторые экземпляры попали на антикварный рынок. Неизвестный новый владелец заменил старый переплет трактата на новый. Об этом говорит уже упомянутый характерный водяной знак в виде кувшина на форзаце. Филиграни такого типа использовали на бумажных фабриках севера Франции, Англии и Ирландии. Можно предположить, что во второй четверти XVII века Витрувий покинул Апеннины и оказался на территории Британских островов, где в какой-то момент попал к Роберту Мелвиллу.
    • Все рукописные комментарии на полях трактата были расшифрованы и переведены на русский язык к началу 2021 года. Однако на этом проект «Московский Витрувий» не заканчивается. Впереди – работа по детальному изучению маргиналий, реставрация трактата и публикация всего корпуса исследований, связанных с уникальным экземпляром. Тем не менее, уже сейчас понятно, насколько велико значение московской находки. Анализ помет даст возможность проследить за ходом мысли гуманиста Даниэле Барбаро в процессе работы с античным текстом и подготовки «Комментария к Витрувию» (Венеция, 1556 и 1567) – важнейшего архитектурного трактата Эпохи Возрождения. Записи на полях трактата из ГМИИ – совершенно новый источник для тех, кто изучает архитектурную теорию Ренессанса и искусство Венеции.
    • Екатерина Игошина – искусствовед, зав. Научной библиотекой ГМИИ им. А. С. Пушкина
    • Анна Маркова – историк книги, главный библиограф Научной библиотеки ГМИИ им. А. С. Пушкина
    • Илья Аникьев – историк, палеограф, ассистент кафедры истории средних веков исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
    • Алия Ямалиева – филолог, библиотекарь Научной библиотеки ГМИИ им. А. С. Пушкина
    • Юлия Краснобаева - историк, старший научный сотрудник Отдела нумизматики ГМИИ им. А.С. Пушкина, хранитель коллекции западноевропейских монет и медалей

Трактат Марка Витрувия Поллиона «Десять книг об архитектуре» (Венеция, 1511). ГМИИ, Научная библиотека